Помещение в новостройке
Площадь: 111 м2
Цена: 15 093 000 р.
Потолки 3,5м, выд.мощн. 19,5квт, витринные окна. Прод. от застройщика.


29.01

«Я антикризисный управляющий»

Дмитрий Тимуршин
основатель компании Freedom Team

Основатель компании Freedom Team молодой предприниматель Дмитрий Тимуршин ведет два десятка разных проектов в сфере коммерческой недвижимости. Он не любит говорить о себе, не любит камер и социальных сетей, но согласился рассказать «Коммерческой недвижимости» о своем бизнесе.

– Когда и с чего вы начинали?
– Начинал со школы, лет в 15, были разные проекты. Можно сказать, что я антикризисный управляющий в сфере дизайна, швейного производства, общепита. К 2006-му уже были свое производство и линия одежды, сегодня — около 20 проектов в разных сферах.

– Расскажите о них.
– Сначала у меня была «швейка» со своей линией одежды, потом начали шить с другими дизайнерами. Затем сделали Freedom market — самый большой в Петербурге фестиваль локальных марок и проектов. Он прошел с успехом, первое мероприятие посетили более 10 000 человек. После этого начал открывать небольшие магазины российских дизайнеров Freedom Store в арт-пространствах «Пассажа» и лофт-проекта «Этажи». Отработав технологию (а работать с российскими дизайнерами непросто), мы доросли до магазинов в торговых комплексах. Взяли места в самых дорогих ТК Петербурга, где самая большая проходимость, и невзирая на высокие цены они показывают хорошие продажи. Основная точка работает в «Галерее», а в декабре открылся магазин в «Стокманне». Был еще третий — в «Меге», но я закрыл его.

– Почему?
– Для меня «Мега» интересна как федеральная сеть, а не как отдельный ТК. Но у столичного руководства поменялась политика, и мне не дают достаточной скидки для открытия магазинов в других регионах. Хотя в питерский комплекс мы, возможно, вернемся.

– Вы работаете только с известными дизайнерами?
– Нет, с интересными. Мы постоянно ищем новых, тех, кто не участвовал в показах. Сейчас появилась сильная волна молодых дизайнеров, которая еще не открыта для покупателя. И для рынка их продукция весьма привлекательна.

– А где все это шьется?
– В разных местах. Здесь, у нас, некоторые заказывают на больших фабриках. У нас около 200 дизайнеров, и у каждого — своя история.

– Какой ассортимент в магазине и примерные цены?
– Мы шьем женскую, мужскую, спортивную и унисекс одежду, всего 15 000–20 000 позиций. Ценовая категория — средняя, это примерно в полтора раза дороже продукции масс-маркет, таких как Zara или H&M, например. И в этом сегменте мы можем конкурировать за счет небольших тиражей и эксклюзивности, к тому же дизайнеры в основном ориентируются на свою субкультуру, в которой хорошо разбираются. За счет всего этого максимально удовлетворяются запросы клиентов, чего не может дать масс-маркет.

– Кем вы выступаете в этом проекте?
– Ритейлором. Я еще нужен ТК, которые не умеют пока работать с этой нишей, как и дизайнеры. Вроде подушки безопасности и проводника, который объединяет всех дизайнеров, «причесывает», приводит в порядок и ставит в торговые комплексы.

– Какие помещения вы арендовали под магазины? На какой срок?
– В «Галерее» у меня полноценный универмаг площадью около 500 кв.м, в «Стокманне» — магазин в формате Freedom Store concept (120 кв.м). Кстати, здесь же будем открывать еще одну кофейню Welcome coffee.
Контракт заключен на год, в ТК ставка привязана к валюте, поэтому длинные договоры рискованны. Нам дают скидки, так как мы являемся своеобразной «изюминкой». Но даже со скидками аренда неподъемна для российских дизайнеров, и мы сильно рискуем.

– Какой оборот магазина в «Галерее»?
– Не могу говорить, подписал договор о неразглашении. Оборот приближается к стандартным для ритейла показателям, которые позволяют вставать в «Галерее» и «Стокманне».

– Идея создания федеральной сети еще актуальна? Будете ли расширять присутствие в Петербурге?
– Да, скорее всего, в этом году откроемся в Москве, затем — в городах-миллионниках. В регионах наряду с запуском магазинов будем организовывать фестивали, привлекать местных дизайнеров, там много еще не открытых талантов. Мы их обязательно привезем в Питер и Москву.
Хотелось бы дополнить и петербургские магазины. Российские дизайнеры — большой сегмент, с разной субкультурой и разными направлениями. Может, сделаю более специализированные магазины, например мужской одежды и необязательно в центре.
Другой наш проект — фестиваль инноваций Geek Picnic. Он проходит два дня на открытом воздухе. Прошлым летом на Елагином острове мы организовали самое большое в этой сфере мероприятие, которое посетили порядка 26 000 человек. Очередь стояла чуть ли не от метро «Крестовский остров», и это при среднем чеке 1000 рублей. На фестиваль приезжают известные ученые со всего мира, читают лекции. Здесь представляют инновационные технологии, которые можно посмотреть, и даже поуправлять некоторыми. Например, огромная металлическая рука робота, которая в точности повторяет движения вашей руки. Вы можете спокойно поднять автомобиль, если надо — сжать его и выбросить; можете поучаствовать в тесла-шоу, когда в человека бьет настоящая молния, или усилием мысли управлять вертолетом. Это те инновации, которые будут внедряться в будущем. Отдельный акцент сделан на кибернезацию — разработки для тех, кто лишен тех или иных конечностей. Например, человек без рук может сыграть на барабане или на гитаре. Была интересная лекция, как на 3D-принтере можно распечатать протез руки за $1000, в то время как в специализированных магазинах такой протез стоит около $70 000. Понятно, что вариант будет более упрощенный, но с похожими функциями. Поэтому у Geek Picnic есть еще и социальная функция. Кстати, на таком принтере можно напечатать скрипку, на которой можно играть, или аквариум с рыбками-роботами, которые ведут себя, как настоящие.

– Как часто проходят такие «пикники»?
– Раз в год в Петербурге и Москве. Правда, в столице фестиваль организует другая фирма. Сначала этим занималась группа энтузиастов из Питера, и это было, скорее, тусовочное мероприятие для айтишников. Потом оно неожиданно собрало много народу в Новой Голландии и в итоге вылилось в большой фестиваль. Мне понравилась идея, но я увидел и какие-то недоработки, поэтому решил взяться с командой и довести проект до определенного уровня, увеличив объем экспозиций и число посетителей. Прошедшим летом мы провели Geek Picnic в первый раз.

– Где берете инновационную технику?
– Ищем по всему миру, берем в аренду и привозим сюда. Фестиваль интересен тем, что он международный, для многих важно в одном месте за два дня увидеть большое количество новинок.

– Выгодно проводить эти «пикники»?
– Там есть небольшая доходность, хотя бизнес рискованный: доставка и аренда новинок обходятся очень дорого, к тому же фестиваль проходит под открытым небом, а от дождя у нас никто не застрахован.

– Сколько площадей вы занимаете в «Пассаже»? Под какие проекты?
– Сейчас более 1000 кв.м на первом и третьем этажах правого крыла, хотим занять еще и второй (еще 1000 кв.м). Это наш офис и основная площадка развития бизнеса, и нам не хватает площадей. Сейчас тут проходит около 20 мероприятий в месяц. Здесь мы собираемся, а также собираем близких нам по духу людей, отрабатываем наши стартапы. Здесь же можно поработать в коворкинге или начать свой бизнес. На днях запускаем курсы по обучению основам бизнеса.

– Платные?
– Да. Но в любом нашем проекте мы выделяем около 10% бесплатных мест для тех, кто по объективным причинам не может платить. Хотя я не верю, что невозможно найти деньги. Если человек не готов вкладывать в себя или в свой бизнес, значит, ему это не нужно.
Мы абсолютно открыты для всех, если к нам приходят интересные люди с креативными идеями, я их сразу беру и под них делаю новый проект. Например, к нам пришла Настя Латова. Поговорив с ней, я сказал: «Давай открывать кафе». Через две недели запустили первую кофейню Welcome coffee, еще через две недели — вторую. У нас свой финансовый отдел, юристы и служба PR, поэтому все вопросы решаем оперативно.
У нас в «Пассаже» быстрый Интернет, везде Wi-Fi, удобно организовывать онлайн-трансляции, хорошее оборудование для проведения различных мероприятий (проекторы, свето-звуковые системы и пр.), плюс — хорошая площадка. Есть специализированный коворкинг, где созданы все условия для работы дизайнеров одежды: промышленные швейные машинки, большие раскроечные столы, естественный свет в помещении, отдельный шоу-рум–примерочная, где мастер может встречаться с клиентом. Условия участия в этом проекте весьма льготные — от 8000 рублей в месяц, и у дизайнера получается свое ателье на Невском проспекте.
Есть коворкинг-зона с отдельными переговорными — от 6000 рублей в месяц. Имеются также комнаты для резидентов, которых мы выбираем на конкурсной основе. Это сильные стартапы, например, у нас сидят ребята из Силиконовой долины, которые занимаются онлайн-разработками.

– Что им там не живется?
– Здесь интереснее оптимизация и сильные программисты. У них тут представительство со своими специалистами. Россия — привлекательный рынок.

– Как рынок сбыта, возможно, но они же разработчики?
– Разработчики могут нанимать хороших программистов из местных, это дешевле. Таким образом они уменьшают себестоимость продукции и изучают местный рынок.

– Какие еще проекты работают в «Пассаже»?
– Кофейня Welcome coffee, чайный бар, буфет, студия печати PrintLab, мастерские, коворкинги и офисные помещения, выставочная галерея, лекторий и пр.
На днях открываем Welcome coffee в «Стокманне», где мы арендовали 60 кв.м. Этот проект оказался интересным и востребованным. Всем нравится наш кофе, он адекватен по цене и заметно вкуснее, чем в других заведениях. Основное отличие в том, что он не горчит, не хочется добавлять сахар. В большинстве заведений варят некачественный кофе. Причина в том, что владельцы общепита, как правило, не покупают, а берут как бы в пользование дешевую кофе-машину. Из-за этого они попадают в кабалу к поставщикам, которые обязывают их втридорога приобретать пережаренный кофе, отчего напиток получается горьким, а он не должен горчить. Эту сложившуюся конъюнктуру надо переломить. Мы закупаем зеленое (фермерское) зерно, выращенное в Эфиопии на определенной высоте, и сами обжариваем его. У нас стоит профессиональное итальянское оборудование, а за стойкой — идейные баристы, которые, кстати, в 2015-м завоевали первые три места на профессиональном конкурсе в Петербурге.

– Сколько стоит нормальная кофе-машина и почему ее не покупают?
– Порядка 10 000 евро. У нас в «Пассаже», например, стоит агрегат за 14 000 евро. Проблема в том, что многие шеф-повара еще не разбираются в кофе-машинах, а поставщики привозят к нам то, что чаще покупают, — оборудование за 5000–7000 евро. Хотя за эти деньги тоже можно подобрать что-нибудь более подходящее.

– Что собираетесь делать в помещениях второго этажа «Пассажа»?
– Пока не афишируем. Сейчас делаем основной упор на образовательные программы, так как многим не хватает практических знаний в сфере открытия нового бизнеса. Люди хотят не только зарабатывать деньги, но и как-то реализовать себя. Это нужно еще и бизнесу. Молодые стартапы мотивируют крупный бизнес, становятся его «изюминкой», конкурентным преимуществом. А мы учим взаимодействию.

– На какой срок заключен договор аренды с владельцем «Пассажа»?
– На год с пролонгацией.

– Будете открывать новые кофейни в Петербурге, выходить на федеральный уровень?
– Да, в феврале собираемся запустить заведение на тысячу метров в Москве, затем еще одно в центре Петербурга. Кстати, горнолыжный курорт «Охта Парк» приобрел у нас первую франшизу кофейни Welcome coffee.

– Вы собирались запустить новый проект Market Place на Невском проспекте в здании площадью 3000 кв.м. Можете рассказать подробнее?
– Мы выступаем как управляющая компания с долевым участием. В рамках этого проекта планируется еще одна точка Welcome coffee. Других деталей разглашать не могу, так как договор в стадии подписания.

– Проект InterLOFT — это интерьерный салон?
– Сегодня это, скорее, многофункциональный комплекс. Здесь представлены мебель в стиле лофт, предметы интерьера, отделочные материалы, сантехника, антиквариат, а также работают офисы, шоу-румы, мастерские, коворкинги, библиотека для дизайнеров мебели, склады, кофейня и пр. В 2015-м открыли студию «Мастерня» с Лизой Чернобай, которая делает в том числе и двигающиеся витрины. В небольшой производственной зоне стоит самый большой в России 3D-принтер, на котором мы печатаем подобные витрины. В отдельном трехэтажном здании площадью 1000 кв.м продается элитная португальская мебель.
В свое время мы взяли одну из самых дешевых производственных улиц города — Кожевенную линию на Васильевском острове и начинали там с мебельного аутлета в 700 «квадратов». Сейчас уже доросли до 3000 кв.м. Аутлет мы перевезли в другое место, так как хозяин захотел увеличить площади и привязать его к своему ТК. А InterLOFT почти целиком заполнен субарендаторами, причем ставка в два-три раза выше, чем на этой улице.
Рынок элитной классической мебели сильно изменился, и мы воспользовались этими переменами, предложив новую концепцию. А мебельщики — консерваторы, до них только сейчас доходит то, что у нас уже «выстрелило».

– Сколько у вас в штате сотрудников?
– В компании Freedom Team работает около 50 человек, плюс у каждого проекта есть куратор и какое-то количество штатных работников.

– Какие проекты приносят больше дохода, а какие — удовольствие?
– Все проекты работают в плюс, доходна деятельность компании в целом. Мне больше нравится «витринистика», к тому же она нужна бизнесу. Кофейни точно будут иметь успех, Freedom Store уже назрела как федеральная сеть.

– Почему вы себя называете антикризисным управляющим?
– Ко мне обращаются предприниматели, когда у них плохо идет бизнес. Я предлагаю альтернативные, более сложные схемы работы, и это «выстреливает». В качестве оплаты мне могут дать долю в проекте.

– Примеры можете привести?
– Для этого нужно получить согласие партнеров.

Халмурат Касимов, komned.ru
KOMNED.RU

Поделиться:

Интервью

Блейк Андерсон-Бунтз
основатель фирмы Блейк Андерсон-Бунтз


Денис Мартюшев
генеральный директор Фонда имущества Петербурга


Андрей Демко
Адвокат